Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Необычное "общество" хищников

Прошло два года, как на месте реки Или, выше ущелья Капчагай, образовалось большое водохранилище. Зеленые луга, покрытые цветущими ирисами, солончаки, расцвеченные розовыми тамарисками, прибрежные рощи лоха, ивы и туранги с неумолчными соловьями и звонкоголосыми кукушками исчезли, закрылись водой. Теперь здесь плескалось зеленое море в голых, желтых, опаленных зноем берегах.

К востоку, выше по течению, море постепенно уменьшалось, мелело и переходило в обычную древнюю реку Или, такую, какой она была много тысячелетий.

Рядом с очень крутым, располагавшимся полукругом обрывом, торчали из воды голыми скелетами тугаи и деревья, погибшие от изобилия влаги.

Большие обрывы мне были хорошо знакомы. Когда-то, путешествуя по реке Или на утлой байдарке, я обратил внимание на то, что с реки напротив них слышалось отличнейшее эхо. Полукруглые стены обрывов, как кривое зеркало, отражали звуки, фокусируя их на небольшом пространстве. На низком и живописном берегу перед обрывами раньше стояли домики егеря и охотничьего общества. И сюда обрывы тоже отражали эхо, а единственный в этом глухом месте егерский петух каждое утро на берегу устраивал продолжительный концерт, долго и громко перекликаясь с воображаемым противником, внимательно прислушиваясь к эху.

Теперь от домика ничего не осталось, а деревья, возле которых он стоял, меня поразили: когда я подъехал к ним на резиновой лодке, они все оказались завитыми густой паутиной. Небольшие серые пауки, такие же самые, каких я увидел впервые много лет назад на озере Алаколь, не испытывали недостатка в еде. В их тенетах всюду виднелись, трупики крошечных ветвистоусых комариков.

В двух километрах, напротив другого конца обрыва, на вершинках деревьев большого тугая, обосновалась колония бакланов. Прежде на реке этих птиц не было. Откуда они переселились сюда? Мне захотелось посмотреть на птиц поближе. Я вооружился фотоаппаратом, магнитофоном, уложил все снаряжение в лодку и, потащив ее по воде за веревку, пошел под самыми обрывами.

То, что я увидел здесь, меня глубоко поразило. Весь высокий обрыв, длиной около двух километров и высотой около десяти-пятнадцати метров, был покрыт сплошной плотной паутинной тканью. Она покрывала его с самого низа до самого верха. Отражая лучи солнца, она блестела, будто алюминий, сверкая холодным белесоватым оттенком. В этом необычном шелковом одеянии копошилась масса небольших серых паучков-тенетников. Они не проявляли никакой неприязни друг к другу, близкое для них соседство было привычным. Кое-где в паутине виднелись их беловатые кокончики. Вся эта гигантская многослойная паутинная сеть - плод совместных усилий по меньшей мере нескольких миллионов пауков, тоже была усеяна трупиками маленьких зеленоватых ветвистоусых комариков. Кое-где виднелись небольшие коричневые ручейники. Иногда попадалась дичь покрупнее: в паутине запутывались бабочки, стрекозы, богомолы.

Пауки аранеа паласси были очень шустрыми и, потревоженные, мгновенно падали вниз, застывая на земле серым комочком. Среди мелкой гальки и камешков они казались совершенно неразличимыми для самого зоркого глаза. Инстинкт самозащиты отработался у них отлично. Если упавшего на землю паучка я брал в руки, то он молниеносно выскакивал из них, проявляя удивительную быстроту и проворство. Несмотря на изобилие паучков, а их на квадратный метр было не менее одного, а то и двух десятков, я потратил немало усилий, прежде чем засадил в пробирочку со спиртом несколько паучков.

Что же произошло в природе, отчего так много появилось пауков на обрывах и полузатопленных деревьях, где прежде их не было и в помине? Капчаганское озеро, созданное руками человека,- новая арена жизни. Оно погубило очень многих жителей тугаев и пустыни, но многим и дало жизнь. Сейчас в нем размножились ветвистоусые комарики, на них в неимоверном количестве расплодились паучки.

Что же будет дальше?

Пройдет время, и постепенно между жителями озера установятся прочные и сложные взаимоотношения, образуется равновесие, у комариков появятся многочисленные враги в воде, их станет меньше, уменьшится и число паучков и обрывы уже некому будет одевать сплошным шелковым покрывалом.

Прошло еще несколько лет. На пустынных берегах озера выросли тамариски, кустики ивы, тростники и высокие травы. Все вместе они образовали узкую зеленую полоску, так оживившую пустынные берега.

Сейчас, в начале сентября, пустыня уже не полыхает жаром, воздух свеж, прохладен и зеленое озеро плещется в берегах. Сюда прилетают попить воды степные рябки, иногда промчится стайка уток, в укромных уголках неподвижно стоят у воды серые цапли, высматривая добычу, да белоснежные чайки сидят рядками на черных щебнистых косах. В воздухе повиснет пустельга, неторопливо пролетит лунь, иногда появится большая стая скворцов и, прошумев крыльями, скроется за горизонтом, в траве незаметно промелькнет степная гадюка.

К вечеру озеро успокаивается, волны перестают шуметь, Чулакские горы постепенно синеют, и на них появляются тени многочисленных ущелий, а когда солнце заходит и на землю опускаются сумерки, небо пустыни расцвечивается звездами, в воздух поднимаются облачка крупных ветвистоусых комариков и звенят прозрачными крылышками. Подойдешь к такому облачку, присядешь на землю, и на фоне почти потухшей зорьки увидишь густой рой самцов с роскошными усами. Он беснуется в необыкновенно слаженной пляске, совершая резкие броски из стороны в сторону. В него влетают тонкоусые самки и, оплодотворенные, летят к озеру откладывать яички. Потом самки погибнут, тела их прибьет волнами к берегу, а самцы, закончив жизненные дела, упадут на землю, на растения, на паутину.

Появление ветвистоусых комариков повлияло на судьбы многих жителей пустыни. На берегах размножилась прибрежная уховертка и местами изрешетила берега своими норками. Она, ранее строго одиночный житель, стала колониальной. По кромке воды регулярно патрулируют чернотелки: они также нашли здесь отличное пропитание за счет погибших комариков. Над берегами озера носятся без устали ласточки-береговушки, у самой воды бегают на тонких ножках белые и желтые трясогузки. Только комарикам обязаны своим процветанием пауки. Наверное, еще немало разных мелких хищников нашло здесь обильную пищу. Ну и, конечно, в самом озере личинками комариков кормятся разнообразные рыбы, и выходит так, что от этих насекомых в какой-то мере стало зависеть и питание человека.

Больше всего меня интересуют пауки, и я посвящаю им несколько дней. Вначале я запутался в сложностях жизни этих необыкновенных созданий. Разобраться же предстояло во многом. Почему, например, на одних обрывах паучков много, и они почти, как и тогда, несколько лет назад, сверкают паутинным покрывалом? Отчего в самом начале озера паучков мало и порядки их жизни были другими? Как возникла общественная жизнь пауков и, главное, какие существовали правила общежития у этих хищников? Интересно было познакомиться с повадками пауков и их способами овладевания добычей. Вооружившись лупой и терпением, я просиживал на походном стульчике часами возле кустов, опутанных паутиной, постепенно вникая в порядки, царящие в этом "обществе" маленьких созданий. Постепенно разрозненные наблюдения сложились в стройную систему связанных друг с другом явлений, и теперь я могу рассказать обо всем по порядку.

Небольшой паучок аранеа палласа ведет сложный образ жизни
Небольшой паучок аранеа палласа ведет сложный образ жизни

Рано утром наша палатка и машина сверкают тончайшими паутинными нитями. Покрыты ими и кусты тамариска, ивы и травы зеленой прибрежной полосы, и сухие кустики пустыни. Солнце поднимается над горизонтом, и паутинки становятся невидимыми. Паутинки принадлежат паучкам-малышам и подросткам. Они, движимые инстинктом расселения, разлетаются во все стороны. Подавляющее большинство их окажется неудачниками. Они не найдут для себя привычной обстановки и погибнут. Но такими отважными путешественниками и было сперва заселено озеро. Прежде на хорошо мне знакомых берегах реки Или не было этих паучков.

Интересно проследить судьбу малышей-странников, где их первые поселения, узнать, как им, одиночкам, живется. Я еду к верховьям Капчагайского водохранилища, туда, где впадает река Или. Здесь еще торчат из воды погибшие деревья бывших тугаев, кое-где выглядывают островки, покрытые разнолистным тополем. К удивлению, я не вижу комариков-звонцов. Река для них чем-то непригодна, им необходим простор большого озера. Правда, здесь есть комарики-звонцы другого вида, совсем крошечные. Они слишком малы как добыча.

Я тщательно осматриваю кустики тамариска, густые заросли каспийской карлинии. Здесь есть паучки, но очень мало. Вот несколько самок на одном кусте. Тенета их почти не соприкасаются. Тут же вместе с ними и крошечные паучки, недавно выбравшиеся из яичек, паучки-"подростки", паучки- "юноши". Кое-где я вижу идиллию согласной семейной жизни: рядом с толстой паучихой собралась семейка детенышей. Они мирно гложут небольшую муху, попавшую в тенета. У другой матери среди малышей затесался один побольше. Молодежь постарше не участвует в семейной трапезе, ей, наверное, полагается самой добывать пропитание. Но больше всего поражает то, что все, даже крошечные малыши-подростки и "юноши", строят самые настоящие аккуратные круглые тенета и каждый хозяин ловчей сети сидит в самом центре ее, ожидая появления добычи.

В первопоселениях, где мало добычи, паучки строят аккуратные круглые тенета, и самка подкармливает своих крошек, вышедших из яичек.

Я продолжаю путешествие по берегу озера, возвращаюсь обратно, минуя обрывы, и останавливаю машину на низком берегу. Но вот загадка! В прибрежных зарослях масса комариков, паучков почти нет. Лишь кое-где я нахожу отдельные семьи. До обрывов далеко. Видимо, здесь еще не было массового расселения пауков. И все же я нахожу отдельные скопления, хотя и маленькие. В них уже стерты границы между семьями, они - зачаток большого "общества".

Теперь я спешу в многомиллионное паучье скопище, по пути заглядываю на самые высокие обрывы. Они сверкают шелком паутины. Среди цепочки обрывов в небольшом логу, подходящем к озеру, сохранилось деревце лоха, но какое необычное! Со всех сторон увешано темными гирляндами из паутины и трупиков комариков. Я отрезаю одну небольшую ветку. Она весит несколько килограммов.

У конца цепочки обрывов - зеленая каемка растительности берегов. Здесь пауки переселились на растения. На них, видимо, удобней комарикам и их поедателям. Обследуем растения. Прежде всего, оказалось, не все растения служат приютом паукам. Вот кусты тамариска. Его листья похожи на хвою, среди них нелегко вить паутину, здесь мало пауков, хотя звонцов, спрятавшихся на день, множество. Вот тростники. Высокие гладкие стебли колышутся от ветра, и поэтому совсем непригодны для поселений. Вот густые и приземистые куртинки с широкими листьями каспийской карлинии. На ней еще видны лиловые цветки, и бражники-языканы на лету тычут в них хоботками. Здесь паучий рай.

Я приглядываюсь к паукам. Какие они разные! На спинке - две черных полоски. Они то широки, то узки, то черные, то коричневые. Вариации окраски самые разные. Еще раз разглядываю жителей паутинного дворца и вижу только что рожденных паучат, паучат покрупнее, степенных самок и поменьше их самцов. Ротовые придатки самцов, так называемые педипальпы, на концах вздуты, похожи на руки боксера, одетые в перчатки.

Обычно каждый вид паука, да и насекомого, имеет строго обусловленный цикл развития. В сезон паучье племя развивается одновременно, и в природе встречаются или все маленькими паучками, или взрослыми, кладущими яйца самками и т. п. Разнобой нетерпим. Особенно важно появиться в одно и то же время всем взрослым, чтобы облегчить встречу друг друга. Здесь же природа пренебрегла этим правилом жизни, а почему - понятно: много добычи, отсюда и разнообразие пауков.

Здесь каждый куст - общий дом. Тенета расположены без всякого плана. Впрочем, не всегда. Отъединившийся в сторону малышка и подростки - все плетут крошечные круговые тенета. У них еще теплятся инстинкты предков больше, чем у взрослых, и они следуют им, хотя этот акт почти лишен смысла, так как крошечное и хрупкое строение вскоре же поглощается беспорядочными нитями, протягиваемыми всюду бродящими паучками. Тенета располагаются по периферии куста не вертикально, как положено в племени пауков, а горизонтально: падающий из роя сверху вниз комарик скорее попадет в расставленные сети. И еще одно правило: плести круговые тенета полагается почему-то только ночью. Может быть, потому, что тогда затихает ветер? В общем, везде в поселениях пауков одна сплошная общая паутина. Каждый член общества может передвигаться свободно во всех направлениях, всюду есть дорожка. Ну и, конечно, по паучьим правилам каждый, передвигаясь, тянет за собою паутину, особенно там, где паутинные дорожки малы. Общая паутинная сеть - прогрессивное явление, благодаря ей расходуется в общем на каждого члена общины меньше материала для постройки.

Сколько я ни всматриваюсь, нигде не вижу разделения на отдельные семьи. Они растворились в этом большом государстве. Весь куст равномерно опутан паутиной, равномерно заселен всеми возрастами, и нет нигде скоплений, даже самых маленьких, новорожденных. Выйдя из коконов, они, не зная родителей, тотчас же переходят на общественное содержание, за исключением разве только тех, кто отправился путешествовать на паутинках по воздуху в дальние края.

Голые веточки тамарисков, торчащие среди зарослей каспийской карлинии, усеяны толстенькими самочками. Паучихи прижались друг к другу боками и, как поросята возле матки, прилежно греются на солнце. Кому из натуралистов приводилось видеть такое!

Я засаживаю в пол-литровую банку сотни пауков самого разного возраста. Теперь я увижу столь обыденную среди пауков картину каннибализма, но оказалось иначе. В тесном помещении мои плепники быстро сплели общую паутину и без пищи, голодая, мирно прожили несколько дней и благополучно доехали до города. Мне хорошо знакома жизнь пауков, и подобная картинка кажется чудом. Эти хищники, не терпящие решительно ничего живого возле себя, для которых весь мир разделен или на добычу, или на врагов,- и вдруг столь мирная идиллия совместного отдыха от житейских забот.

Основа для всех пауков проста, они обеспечены, хотя и однообразной, но обильной пищей. Изобилие ее уничтожило среди них жестокую, царящую в природе внутривидовую борьбу, послужило основой возникновения общественного образа жизни.

Среди кустов, не то что на обрывах, не видно коконов. Там они хорошо заметны, собраны в скопления и внешне напоминают большой клок неряшливой шелковой пряжи. В кустах они тоже есть, сплетены рядом друг с другом в общие пакеты, но располагаются в самых укромных местах у оснований кустов в гуще паутины. В таком месте безопасно откладывать яички, не страшны непогода и резкие смены температур. Сюда же прячутся и на время линьки - самое ответственное дело, когда пауки совершенно беспомощны. Наверное, есть какой-то резон в существовании этих "родильных" уголков. Быть может, в сплошном клубке паутинной пряжи яички надежней спрятаны от всяческих поедателей, в том числе и от наездников, и не подвержены столь резким колебаниям температур. Теплая защита явно полезна при изменениях погоды. Сейчас, в начале осени, я застаю и пустые домики, недавно покинутые их жителями, и яички, и только что вышедших малюток, еще не сбросивших с себя так называемую эмбриональную оболочку, и паучков, уже окрепших, выбирающихся на свет божий. Встретился и кокон с засохшими яичками. Видимо, по какой-то причине они не были оплодотворены.

Теперь следует узнать, как питаются пауки, как добывают пищу и как делят ее между собой. Надо удобнее устроиться на походном стульчике возле куста и приняться за наблюдения их охотничьих подвигов.

Пауки осторожны, при грубом прикосновении к паутине прижимают к телу ноги и падают вниз, одновременно выпуская спасительную паутинку. Шаровидное тельце легко проскакивает через густое переплетение тонких нитей. Но они менее осторожны, чем те, которые живут в начале озера небольшими скоплениями. Тут сказывается царящий в природе закон: чем животное реже, тем оно больше дорожит своей жизнью, и наоборот.

Пауки прекрасно понимают сигналы добычи, разбираются в тонкостях сотрясения паутины: ветер раскачивает трупики комариков, висящие на тенетах, встряхивает паутинные нити, да и мои неосторожные прикосновения - на все это никакого внимания. Но как только комарик попадает в сеть и пытается выбраться из нее, к нему тотчас же со всех сторон мчится разновозрастная компания хищников.

При первых же признаках опасности комарик замирает. В неподвижности - его спасение. Он может притворяться часами. Потом, неожиданно вспорхнув, вырваться на волю. Жестокий отбор выработал у него такую черту поведения. И она рассчитана на равнодушие пауков к неподвижной добыче. Они могут пройти мимо нее, даже терзаемые голодом. Изобилие пищи не способствовало отказу от этой особенности поведения, и она, присущая всем паукам, осталась. Вот почему иногда свора пауков, бегущая со всех сторон к комарику, останавливается, как только тот замирает. Некоторые, оказавшиеся поблизости от давно высосанного трупика комарика, подбегают к нему, собираясь приступить к Нападению. Но ошибка распознается немедленно. Паучки отворачиваются от негодной добычи и, замирая, ждут нового сигнала. Если только комарик осторожен и продолжает притворяться, группа обманутых охотников расползается во все стороны. Но достаточно одному из хищников атаковать добычу, как притворство исчезает, комарик, защищаясь, пытается вырваться, и тогда действует безотказный паучий автоматизм, и участь добычи решена.

Еще пауки по ничтожному сотрясению паутины прекрасно улавливают, когда у только что убитого комарика начинается молчаливое пиршество присосавшихся к добыче собратьев, и спешат присоединиться к их компании. У каждого вида паука существуют свои собственные и отлично отработанные правила нападения на добычу. Но наш паук многолик. Приемы охоты у него до крайности разнообразны, но в общем все же можно подметить несколько непременных правил охоты.

Если паучок мал, он очень осторожен и при малейшем сопротивлении комарика отскакивает в сторону. Потом тихонько подбирается, пытается укусить за одну из длинных ног, торчащих во все стороны. Паучок посмелее бросается на спину комарика и, усевшись на ней между крыльев, в самом безопасном месте, запускает в тело жертвы щипчики хелицер. Цепляться за кончик брюшка охотнику, особенно молодому, не полагается. Комарик, успев вырваться, улетает вместе с паучком, и такие случаи нередки. Но иногда малышка храбро бросается на добычу, стараясь взобраться ей на спину. Вообще малышки значительно различаются по поведению. Есть среди них смельчаки, есть и отчаянные трусишки. Но как бы там ни было, они всегда улучают момент и пока старшие заняты овладением добычи, успевают к ней присосаться и принимаются ее преспокойно высасывать. На малышей не обращают внимания. Их не полагается трогать. Таков этикет у этих миролюбивых хищников.

Вообще у паучков выражены индивидуальные наклонности, на которые, по всей вероятности, накладывает отпечаток жизненный опыт. Взрослые пауки разделываются с комариком просто. Для них он не помеха, лишь бы успеть схватить его покрепче да забраться на спину.

Вначале, наблюдая мирную жизнь пауков, я настроился видеть в их жизни идеальную для общества взаимную терпимость, помощь и, если можно так выразиться, уважение прав соплеменников. И вскоре разочаровался. Так называемое "общество" пауков оказалось противоречивым, в нем царил и произвол, и проявление грубой силы по отношению к слабым.

Чаще всего, после того, как свора охотников овладевала добычей, участники баталии около минуты сидят неподвижно, как бы занимаясь усиленным отравлением добычи. Но как только она обездвижена, самый сильный и резвый из них разгонял слабых, и те без особого сопротивления отказывались от своих прав. Чаще всего соперничающих юных охотников без обиняков разгоняла взрослая самка и утаскивала комарика в укромное место. Разбой на тенетах существовал повсеместно, и не потому ли крупные пауки, не тратя особенных сил, отъедаясь, уходили днем на покой в укромные места, а недоедающая молодежь должна была продолжать дневную охоту.

Как относительный пристрастны наши суждения! Кто знает, быть может, для организма молодых паучков такой порядок был полезен. К тому же на маленьких паучков днем не нашлось бы охотников. Таким образом, в коллективной охоте существовало правило индивидуального потребления добычи.

Как бы ни было, общество, в котором властвовало грубое насилие, видимо, выигрывало. Крупные пауки-производители нуждались в обильной еде, так что правила совместной охоты обеспечивали достаточное количество пищи.

Казалось бы, на этом можно было бы и закончить описание жизни этих удивительных созданий, если бы не самые разные истории поведения, не укладывающиеся в описанную здесь, в общих чертах, схему. Приведу несколько примеров вариаций поведения.

Паук напал на комарика, основательно запутал его, одновременно разогнал в стороны других притязателей. Охотнику- собственнику подчинились. Но один настойчивый соперник не пожелал отступиться. Тогда ретивый охотник после атаки на претендента, когда тот, спасаясь от нападающего, повис на паутинке, ловко откусил ее. Паучок мгновенно упал на землю. В этот самый момент на спинку комарика забрался малышка и присосался к нему. Не знаю, заметил ли паук своего крошечного собрата, но, победив соперника, спокойно удалился в сторону от добычи.

Несколько пауков совместно убили комарика, один из них стал разгонять других. Но ему сопротивлялись. Тогда он поспешно откусил несколько нитей, на которых висела добыча, и с нею вместе упал на землю, оставив ни с чем конкурентов.

А вот и очень редкий случай. Кучка малышек дружно напала на комарика и осилила его. Неожиданно появился паучок, разогнал крошечных своих собратьев, сам завладел добычей. В семье не без урода!

Аранеа реди приступает к строительству своего убежища
Аранеа реди приступает к строительству своего убежища

Паук убил комарика, опутал его... и оставил в покое. Удовлетворил азарт охотника-добытчика! На убитого комарика никто не обратил внимания. Даже малышек не оказалось поблизости. Вообще же паучки умерены в еде, но не умерены в охоте. Убитая дичь не пропадает. Ею обязательно воспользуется кто-либо из голодных, оказавшихся поблизости. Но, как видите, не всегда. Бывает и так: на добычу охотника сбегаются малышки. Паук разгоняет всех, оставляет только того, который уселся на спину жертвы. То ли не заметил, то ли все же не полагалось трогать хотя бы единственного.

Несколько пауков убили совместно комарика, дружелюбно вместе стали его есть. Подползли другие пауки, но, как бы убедившись, что и без того много участников за обеденным столом, удалились.

Несколько пауков и один подросток убили комарика и сели на него. Внезапно появилась большая самка, всех разогнала, утащила добычу под широкий листик, сама стала уплетать, не обращая внимания на незаметно присосавшегося малышку.

Комариком завладела взрослая самка. Остальные паучки помоложе толпились рядом, не решаясь принять участие в трапезе.

Подобных примеров можно было бы привести великое множество. Чем обусловлены вариации поведения, какие причины вызывают их проявление? Ответить на это трудно. Общественный образ жизни этого крошечного создания во многом загадочен.

Я прощаюсь с большим зеленым озером, с желтой пустыней и лиловыми горами Чулак, прощаюсь с осенней природой, тишиной и покоем и, сидя за рулем машины, продолжаю думать о паучках. Все же удивительно "общество" их. Основой его явилась все же, как и у других общественных беспозвоночных - пчел, муравьев, термитов - семья, а основой ее возникновения, без сомнения, изобилие пищи. В нем прежде всего царит закон миролюбивого отношения к самым слабым, паучкам-малышам, тем более, что на этой, самой ранимой, его части лежит обязанность расселения вида. Среди остальных членов нет серьезного разногласия, и никто никогда ни при каких обстоятельствах не лишает жизни своих соплеменников. Благодаря обилию пищи происходит постоянное процветание пауков и их размножение.

Есть ли разделение труда у пауков? В какой-то мере - да. Самки и самцы заняты воспроизведением потомства, малышкам полагается расселяться по земной поверхности, занимать места, пригодные для жизни вида, взрослые пауки - самые активные охотники, они же обеспечивают пищей слабых и старших собратьев. Все вместе строят совместное жилище-ловушку, все вместе, хотя и косвенно и не без соперничества, помогают друг другу в охоте и пропитании. Наверное, есть и еще что-либо другое, характерное для этих маленьких хищников.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://paukoobraznye.ru/ "Paukoobraznye.ru: Паукообразные - клещи, пауки, скорпионы..."