Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Домосед становится кочевником

Короткая и бурная весна пустыни закончилась. На синем небе давно уже не видно ни одного облачка, и на землю с утра до вечера безжалостное солнце льет свои жаркие лучи. Высохла земля и стала твердой. Давно отцвели цветы, трава пожелтела. Лишь полынка да кое-какие солянки продолжают зеленеть, добывая глубоко из-под земли своими длинными корнями влагу, выделяясь своим темным цветом на поблекшем светлом фоне пустыни. Выросли многочисленные кобылки и из-под ног идущего человека прыгают во все стороны. Спешно зарываются в норы черепахи, готовятся к долгому сну до будущей весны. Вывели птенчиков жаворонки и кочуют, сбившись стайками. Теперь уже не встретить и змей, греющихся на солнце, слишком жгучи лучи. Все живое ищет спасительную тень и влагу. Зато ночью жизнь пробуждается. Во всех направлениях мчатся жуки-чернотелки, мечутся фаланги, деловито и не спеша, подняв над собою хвост с ядоносной иглой, бродят скорпионы.

Кончилась оседлая жизнь у каракуртов. Один за другим пустеют жилища, где прошло их детство и юность, и заброшенные своими жильцами глубокие шапочки-логовища, висящие на паутине, постепенно разрушаются. Один за другим исчезли и те логовища каракуртов, за которыми мы вели наблюдения.

Мы бродим но холмам, оврагам и убеждаемся: пауки, повзрослев, стронулись с насиженных мест и отправились кочевать, поспешно заселяют теневые места. На склонах сухих арыков, у комлей щелистых тутовых деревьев, в норах грызунов, черепах, на склонах оврагов с нависшим дерном и особенно у оснований мелких кустиков полыни и верблюжьей колючки появляются неряшливые новые тенета. Но днем пауки сидят в своих укрытиях, никуда не отлучаются, будто такие же домоседы, как и прежде, и ничто не говорит о происходящих путешествиях. Впрочем, ранним утром на проселочных дорогах, покрытых пухлой лёссовой пылью, появились странные цепочки чьих-то маленьких следов.

Самка каракурта стережет коконы с многочисленными паучками
Самка каракурта стережет коконы с многочисленными паучками

Кое-где объявились самки каракурта какого-то совершенно необычного серого цвета. Почему неожиданно возникла вариация окраски паука? Вспоминаю: Россиков тоже заметил таких пауков и описал их как особенную цветовую вариацию и даже заподозрил в них представителя нового подвида.

Надо рассмотреть серых каракуртов под сильным увеличением бинокулярной лупы. И тогда открывается совершенно неожиданное! Все тело паука между короткими и густыми волосками сплошь забито мельчайшей светлой лёссовой пылью. Попробуем его отмыть в банке с водой. После ванны паук стал, как все, бархатисто-черным. Цветовая вариация исчезла от купания. Наверное, такие выпачкавшиеся пауки и оставили следы на дорогах...

Наш обычный трудовой день с опытами над свинками закончен. Пора готовиться ко сну. Маркел, увидев, что я собираюсь в поле, удивлен. Я его не зову. Пусть сам решает. Он, конечно, не желает оставаться дома. Ему тоже хочется посмотреть на пауков ночью.

- Знаешь, Маркел, - предупреждаю я его, - пауки, видал сам на опытах, стали ядовитыми и опасными, из Пскента сообщили, что появились первые пострадавшие от их укусов. Так что надо быть осторожным.

На Маркслу так же, как и мне, кажется странным бояться паука. Мы к нему привыкли и хорошо его знаем. Ядовит он, безусловно, но так неловок, когда оказывается за пределами своего жилища и своей родной стихии паутинных тенет, так робок, труслив. Когда подойдешь к его жилищу, он, заметив приближение человека, мгновенно прячется в самое далекое и темное место. На паутине же бегает, слов нет, быстро, но только кверху ногами. Уж слишком грузно его тело и тонки ноги. На земле же передвигается медленно, неловко, часто опрокидываясь на бок и на спину.

В поле мы выбрали место, откуда видно сразу несколько пауков. Найти такой участок нетрудно: в степи много каракуртов, иногда по два-три на квадратный метр. Косые лучи золотят вершины далеких гор. Становится прохладней. Густеют сумерки. Пауки оживлены, выходят из укрытия, протягивают новые нити. Вот взрослая самка спустилась с тенет и взобралась на сухую былинку. Выпустила паутинку, быстро по ней спустилась на землю и, степенно перебирая ногами, поползла дальше. Потухла вечерняя заря. Пустыня наполнилась ночными шорохами. Совсем стало темно...

Прошло более часа, все также, заползая на кустики и комья земли, кочует самка каракурта. Ее движения стали уверенней, смелее. В темноте ночи поблескивают глаза маленькими фосфоресцирующими точками, отражая наш тусклый фонарик. Оказывается, она ползет не как попало, а оставляет на своем пути паутинную нить. Зачем это ей: жилище навсегда покинуто, возвращаться к нему самка, конечно, не будет, да и найти его уже не так просто и паутинная дорожка вряд ли цела. Кругом бегают жуки-чернотелки, фаланги, скорпионы; шелестят сухими листьями ежи. Нет, не проста та нить! Надо к ней внимательно присмотреться.

Самка аргиопа лобата на тенетах. Рядом с нею самец
Самка аргиопа лобата на тенетах. Рядом с нею самец

Разглядывать паутинные нити в сплошной темноте нелегко. Но помогают отблески. Оказывается ... Вот уж ни за что не предполагал такое от луча фонарика. По пути самка тянет не одну, а две строго параллельные нити. И самое замечательное - по ней можно узнать направление хода самки, так как от места остановки нить начинается более широким интервалом. Я уже догадался, для кого предназначена эта непростая нить, но молчу. Зато Маркел фантазирует, строит разные догадки, да все невпопад. Дальше ползет самка каракурта. Заползает на дорогу, оставляя на ней те самые характерные цепочки следов, которые я видел днем. Теряя опору в мягкой глубокой пыли, она перевертывается и становится совсем серой. Темнота южной ночи вынуждает прекратить наблюдения.

Рано утром, когда солнечный диск едва показывается над горизонтом пустыни, поверхность ее поблескивает паутинными нитями, а на дороге, еще не разбитой колесами телег, тянутся во всех направлениях узоры следов каракуртов.

Скверно просыпаться днем в жару, после бессонной ночи. По одной ночи нам мало. Мы еще не видели, как себя ведут самцы. Они тоже, оказывается, кочевники, даже более заядлые, чем женская половина их рода. Самец очень ловок, быстр и подвижен. Его бег иногда так поспешен, что поражаешься, откуда в этом крошечном тельце, нарядно разукрашенном красными в белой каемке пятнами, столько неуемной энергии. Он ничего не ест и не обращает внимания на добычу, попавшую на тенета. Ему не до еды - все существование его направлено на поиски самок. И самцы легко их находят на временных тенетах. Не зря самки, путешествуя, тянут за собою двойную нить-дорожку. Она предназначена будущему супругу. По ней легко узнать, куда направлялась толстая и неловкая паучиха. Догадка моя оказалась правильной.

Теперь днем на тенетах самок мы всюду видим по нескольку самцов. Они неподвижны, будто ожидают предстоящую ночь.

Наступила брачная пора каракурта. Пауки оставили свои жилища юности и отправилась кочевать, чтобы найти для себя теневое местечко, в котором можно было бы основательно устроиться и одновременно облегчить брачную встречу. Уж не той ли первой волной путешествий вызван пик укусов каракуртом человека?

Посмотрим, что будет дальше!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://paukoobraznye.ru/ "Paukoobraznye.ru: Паукообразные - клещи, пауки, скорпионы..."