Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Маленькие аэронавты

По темным скоплениям мы легко находим старые логовища пауков. Они большей частью не видны, закрыты оплывшей от зимних дождей землей. Я радуюсь, что коконов каракуртов сколько угодно и можно, не спуская с них глаз, изучать, что там происходит.

Теперь у нас масса дел, и несколько дней пролетает незаметно. Что же происходит с паучками? Они беспокойно копошатся в коконе. Самые энергичные подбираются к его стенкам, теребя твердую оболочку. Вот появляется маленький просвет, сквозь который уже проникают лучи сияющего весеннего дня. У образовавшегося отверстия царит необыкновенное оживление. Поочередно, сменяя друг друга, паучки, смачивая слюной, мочалят и грызут края образовавшейся дырочки. По- видимому, их слюна, или скорее всего отрыгнутый наружу желудочный сок растворяет прочные нити кокона.

Через крошечную брешь видно, как в темноте кокона поблескивают точечки многочисленных глаз. Отверстие увеличивается. Вот наружу показались передние ноги первого смельчака. За ними высунулась головогрудь. Еще усилие - и пленник на свободе, стремительно бежит вверх, к свету, к солнцу, протягивая на ходу блестящую паутинку. За первым паучком выскакивают другие, спешат по следу-паутинке, проложенному смельчаком. Вскоре невдалеке от кокона на общей паутинке паучки собираются тесной дружной кучкой. В сверкающем солнцем незнакомом мире они как бы боятся расстаться друг с другом, а так как в каждом логовище несколько коконов, то кучки вырастают и становятся большими.

Рано утром паучата жадно пьют мельчайшие капельки росы, оседающей на паутинке. Почти девять месяцев они пробыли в своем шаровидном домике-коконе и, слегка подсохнув, теперь страдают от жажды.

Паучки будто экономят силы и часами неподвижны. Но стоит их потревожить, как они приходят в неописуемое смятение. Одни, выпуская паутинку, поспешно падают вниз, на землю, другие бегут вверх, третьи - в стороны. Невообразимый переполох продолжается долго, прежде чем паучата успокоятся и вновь соберутся вместе. Так, видимо, полагается вести себя при тревоге, и тот, кто быстрее всех, имеет больше шансов спастись от опасности - какой-либо пичужки или ящерицы, вознамерившейся полакомиться обитателями этого "детского садика".

На второй-третий день, после того, как паучки покинули кокон, общая густая паутинка покрывается мельчайшими ярко-белыми точками. Это экскременты паучков. Они освободили кишечник от продуктов обмена, накопленных за долгую жизнь в коконе, и в этом им помогла роса.

Крестовик греется на солнце, примостившись на листике растения
Крестовик греется на солнце, примостившись на листике растения

Проходят дни. Еще ярче светит солнце. Из земли робко выбираются верхушки побегов трав. Степь кишит полчищами муравьев: большими, маленькими, совсем крошечными, черными, рыжими, желтыми. Они куда-то спешат, что-то тащат, ищут, сталкиваясь, вступают в драку, или, ощупав друг друга, расходятся в стороны каждый по своему пути. Муравьи торопятся не зря: скоро наступит знойное лето, и жизнь многих растений и животных замрет до следующей весны.

Паучки не теряют зря время. Их кучки быстро исчезают, а на их месте остается лишь густо увитый клубок паутинных нитей. Куда же исчезают молодые каракурты? Во что бы то ни стало надо раскрыть эту маленькую тайну. Придется вооружиться терпением и с лупой в руках понаблюдать за ними.

В многочисленном "обществе" паучков царит спокойствие. Одни из них слабо шевелят ногами, другие - совсем неподвижны. Но что это за паучок, суетливо бегающий в сторонке! Иногда он принимает причудливые позы, какие-то странные "па". Вот побежал к высокой былинке, забрался на самый кончик листика, что-то там долго ищет, опустился вниз, вновь поднялся, на самой верхушке листа как-то необычно изогнулся, вытянулся на ногах и приподнял кверху брюшко. В этой позе паучок очень забавен. Теперь с него ни на секунду нельзя спускать глаз, чтобы не потерять из вида. Из конца брюшка паучка появляется тоненькая ниточка паутины. Она удлиняется, пока конец ее не зацепляется за ближайший кустик полыни. Словно почувствовав закрепление нити, паучок быстро проносится по натянутой паутинке к кустику. В это время по его следу-паутинке уже бегут двое других паучков. На конечной веточке самого высокого кустика паучок-первопроходец снова застывает в забавной позе, опять выпускает ниточку. Теперь ей вроде бы не за что зацепиться, и паутинка треплется по ветру. Кустик - самый высокий среди растений. К тому же он на небольшом бугорке. Паучку будто только и надо было убедиться в этом, у него, оказывается, на этот случай существует другой прием: внезапно, съежившись, он бросается вниз, как парашютист с самолета, но не падает. Влекомая воздухом паутинная нить тянет его, и паучок плавно плывет по воздуху. От него к кустику тянется вторая паутинка. Внезапно у самого кустика она отрывается, и подхваченный легким ветерком паучок исчезает в голубизне неба, сверкнув на солнце серебристым отблеском паутинной нити.

Теперь все становится понятным. Паучок отправился в воздушное путешествие. Что ждет его впереди, и куда занесет его весенний ветер?

Точно так же поступают другие паучки. Все они мчатся по проторенному пути к конечной веточке, и она становится чем- то вроде аэродрома. Через некоторое время она густо увивается паутинками. Это концы второй полетной нити. Ее обрывки паучки разыскивают и тщательно сматывают, чтобы избежать помехи на взлете.

Казалось бы, все просто. Но какая четкая деталь! Вторая полетная нить в самом начале в одном месте утончена, а, как известно, "где тонко, там и рвется". Без этого паучку не оторваться от опоры.

Теперь все стало ясным. Поразмыслив, я решил, что осталась еще загадка: почему, достигнув отчальной мачты, некоторые паучки, приготовившись, не отправлялись в полет, а почему-то медлили, чего-то выжидали. Иногда это ожидание тянется очень долго и я, скучая, досадую. Неужели он боится воздушного путешествия! Но самое забавное, как мне показалось, нерешительному паучку никто не мешал, и возле него собралось немало желающих отправиться в полет, терпеливо ожидая своей очереди. Такое странное бездействие могло тянуться часами.

Паук крестовик на цветке
Паук крестовик на цветке

Тогда, раздосадованный, я сажал на свое место Маркела, наказывал ему не спускать глаз с отчальной веточки. Бедный Маркел, обреченный на скучное времяпровождение, не мог ничего мне сообщить вразумительного. Паучок неожиданно улетал, за ним отправлялись и другие до тех нор, пока снова не находился нерадивый и ленивый...

Можно бы и оставить неразгаданным этот маленький секрет поведения паучков, но я решил, что как в маленьком, так и в большом все следует доводить до конца. И соблюдение этого правила, хотя оно и стоило потери времени, оправдывалось. Все оказалось очень просто. Паучки не могли лететь, когда воздух совершенно неподвижен. Не желали они отправляться в полет при легком усилении ветра, в сильный же ветер для паучков вообще наступала нелетная погода. Маленьких путешественников могло занести невесть куда, в дальние страны или в высокие; покрытые ледниками горы, а то и просто бросить на землю. Им, оказывается, нужен даже не ветер, а плавная тяга воздуха, нагретого от земли и поднимающегося кверху. Они нуждались, как говорят метеорологи, в едва заметных конвекционных токах воздуха. Вот тогда паучок и отправлялся в полет.

По-видимому, большинство паучков не улетает далеко, у них, возможно, существуют особые правила поведения во время полета, предписывающие в зависимости от обстановки продолжать или прекращать путешествие. Об этом мы пока ничего не знаем. Как бы там ни было, но некоторые паучки поднимаются ветром на большую высоту и улетают на многие десятки и тысячи километров. Ученые, ловившие на самолете в специальную ловушку летающих мелких членистоногих, убедились, что выше всех поднимаются паучки-тенетники.

Если ветер не особенно силен, летящий паучок может управлять своим полетом: собирая в клубочек паутинные нити, уменьшая их парусность, он спускается на землю. И все же для многих паучков полет заканчивается гибелью. Одни становятся добычей насекомоядных птиц или летучих мышей, другие - падают в реки, озера и моря или заметают в места, где условия жизни оказываются неподходящими.

Каждое живое существо обладает способностью расселяться. Некоторые это делают пассивно, по воде и ветру, другие - активно, с помощью ног или крыльев. Благодаря способности к расселению, заполняются все участки земли, где только возможно существование. Если бы каракурты не умели расселяться по воздуху, то в одних местах их становилось бы слишком много, им бы не хватало пищи, тогда как пригодные для жизни оставались пустыми.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://paukoobraznye.ru/ "Paukoobraznye.ru: Паукообразные - клещи, пауки, скорпионы..."